В СТАХАНОВЕ БОЯТСЯ ВАРИТЬ СУП, А В КРАСНОДОНЕ НЕ РАСТУТ ПОМИДОРЫ

Разверзнется земля, и выйдет наружу соляное озеро. Почернеют деревья, улетят птицы, уйдут животные, станет земля пустыней. Эти апокалиптические предсказания могут стать реальностью в Донбассе. По крайней мере, так утверждают ученые.

ПРИРОДА ТРЕБУЕТ "ОТКУПНЫХ"

Уголь здесь добывают в течение вот уже двух столетий. Несмотря на то, что качества он не лучшего -- порой без мазута не загорается -- и залегает уж слишком глубоко. В некоторых шахтах затраты на добычу существенно превышают себестоимость получаемого топлива. Для экономики Украины бывшая "всесоюзная кочегарка" -- тяжкое бремя. Однако избавиться от нее не так-то легко. Искалеченная природа требует "откупных".

-- Ни одну из шахт Донецкого бассейна не закрыли по правилам, -- говорит замдиректора госпредприятия "Геоинформ" доктор технических наук Евгений Яковлев. -- Все сводилось к примитивному способу, так называемой "мокрой консервации". Из шахты просто вывозили оборудование и заколачивали вход. Сегодня действуют всего 210 шахт, половину из них тоже планируют закрыть.

Пустоты природа, как известно, не любит. И тысячи километров подземных пустот надо чем-то заполнять, иначе нарушается естественный баланс. Это можно сравнить с тем, что происходит со стопкой тарелок, из которой вынимают нижнюю.

КАЖДАЯ НОЧЬ МОЖЕТ СТАТЬ ПОСЛЕДНЕЙ

Жители некоторых поселков близ Краснодона уже давно не собирают урожай со своих огородов, поскольку здесь больше ничего не растет. Только посадишь какую-нибудь былинку -- она тут же чернеет и умирает. Все дело в земле, вернее, в высокоминерализованной воде, которая поднимается к поверхности из заброшенных шахт.

-- В каждой действующей шахте стоят насосы, которые постоянно откачивают глубинные воды, -- объясняет Евгений Александрович. -- А в отработавшей свой ресурс шахте насосы снимают. И глубинные воды заполняют пустоты, образуя подземные озера, те поднимаются к поверхности и отравляют воду в колодцах и растения. Подтапливаются огромные территории. Способствует этому и проседание поверхности над отработанными угольными пластами.

Оползни, провалы, зияющие близ жилых домов, соляные озера, неожиданно появляющиеся из-под земли. В Краснодоне к этому привыкли. А вот жители Стаханова знают: каждый раз зажигая огонь на кухне, они рискуют взлететь на воздух.

-- Без газоанализатора в этом городе жить рискованно, поскольку из заброшенных шахт в квартиры поднимается метан, -- продолжает Евгений Яковлев. -- Каждая ночь может стать последней. Я видел, как стахановцы поглядывают на эти приборы, будто на часы.

Все закономерно. Из-за просадки грунтов образовались трещины, по которым метан поднимается на поверхность, а оттесняет его туда заполняющая шахты вода. Кроме того, газ идет из законсервированных шахт в еще действующие соседние. Вот почему так участились взрывы, из-за которых гибнут шахтеры.

-- Последние несколько лет газоносность шахт значительно увеличилась, -- подтверждает Евгений Александрович. -- Случилось это также из-за повышения насыщенности водой поверхностных грунтов. Иными словами, проницаемость земли уменьшилась, она перестала дышать. Если не начать что-то делать уже сегодня, случится непоправимое. На большую часть чернобыльской зоны лет через 100 люди вернутся, а огромные территории Донбасса могут стать непригодными для жизни навсегда.

ПРИРОДА НАС ОПЕРЕЖАЕТ

Украинские ученые под руководством академика Вячеслава Шестопалова срочно взялись за разработку новой концепции закрытия шахт. Согласно постановлению Кабмина до 1 июня этого года документ должен быть готов.

-- Прежде чем приступать к консервации шахты, следует выяснить, какой она глубины, сколько там воды, насколько эта вода минерализована, какова газоносность, -- объясняет Евгений Александрович. -- Только так и можно довести дело до ума. А ведь до сегодняшнего дня шахтам не то что "диагноз" никто не ставил, их даже толком не пересчитали! Мы точно не знаем, сколько "доисторических" шахт затерялось в Донецком бассейне. Всего их где-то около тысячи.

После того, как эти данные будут установлены, необходимо выбрать наиболее "безобидные" шахты, в которых мало воды и газа, и попытаться через них "управлять" всеми прочими. То есть "вредоносные" стволы закрыть, предварительно заполнив их отработанной породой, а в остальных -- контрольных -- откачивать воду, делать замеры, чтобы сохранять всю территорию в безопасном состоянии. Именно так поступили с шахтами в Англии, когда премьер-министром была Маргарет Тетчер.

-- Там тоже складывалась катастрофическая ситуация, -- говорит Евгений Яковлев, -- но англичане вовремя позаботились о реформах в отрасли. Прежде чем строить новую шахту, они создают фонд, в котором за время эксплуатации оной накапливаются деньги на ее закрытие. И хоть стабильности в угольной отрасли удалось добиться только лет за 20, со старыми долгами перед природой англичане рассчитались. И у Донетчины тоже есть шанс не превратиться в мертвую пустыню. Только надо поторопиться -- разрушительные процессы опережают нас на много лет.